Life in Twilight {Vita nel crepuscolo}

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Life in Twilight {Vita nel crepuscolo} » Вольтера » Общежитие рядом с консерваторией


Общежитие рядом с консерваторией

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Восьмиэтажное здание, где живут иногородние студенты, такие, как Микаэль. Комнаты рассчитаны на двоих, но Мик живет один.

0

2

<===начало
Микаэль приехал сюда совсем недавно, нужно было ответить согласием на приглашение из консерватории, да к тому же мафиози объявили открытую охоту. Пришлось как можно скорее перебираться. Вещи были быстро упакованы, деньги, по совету юристов, раскиданы по разным счетам, и вот Мик спустился с трапа самолета на итальянскую землю. Его встретили сотрудники консерватории, которые и проводили "туриста" в общежитие. Сейчас были каникулы и здание наполовину пустовало, поэтому приезжему предложили пожить одному. Микаэль ничуть не расстроился данному факту, ибо сосед доставил бы некоторые эмоциональные сложности, в связи, с природной застенчивостью. Поэтому он с радостью принял предложение и быстро расположился в комнате.
После завтрака паренек устроился на подоконнике. Комната будущему студенту досталась на последнем этаже, ближе к звездам. Мик улыбнулся и вдохнул полной грудью воздух нового города. Здесь ему предстояло получить музыкальное образование по классу скрипки и флейты. И тот и другой инструмент, парень привез с собой, оба были в прекрасном состоянии, Микаэль хорошо ухаживал за ними. Все таки музыка играла очень большую роль в жизни Мика.
Парень потянулся и спрыгнул в комнату. Еще куча времени до вечера, можно было заняться делами. Он достал из спортивной сумки нотную тетрадь и устроился на кровати. Минуты текли словно тягучий мед, медленно складываясь в часы. Микаэль напевал какую-то мелодию себе под нос, а затем удовлетворенно кивал, и вписывал значки нот в чистые, разлинованные листы. Почерк выходил ровный аккуратный, Мик никуда не торопился, он творил, сочинял, а когда парень посвящал себя подобным действиям, жизнь прекращала свой полоумный бег. Для паренька, что сидел в пустой комнате, не существовало ничего, ни дня, ни ночи, ни кого бы то ни было, существовал только он и его музыка. В голове уже звучала оформившаяся и обретшая краски мелодия. Микаэль ловко достал из сумки чехол с флейтой, аккуратно вытащил инструмент и заиграл. Музыка тонкими переливами заполнила комнату, она то нарастала, то почти пропадала, то взмывала вверх, то опускалась в недры земли. Казалось комнаты становиться мало и Мик, не долго думая, сел на подоконник у открытого окна и продолжил играть. Мелодия поплыла в город, обволакивая каждый дом, каждого человека, стремясь донести суть и идею. Паренек улыбнулся и отстранил флейту от губ. Настроение было на высоте и ничего не могло испортить его:
Мир прекрасен, жизнь отлична, Италия поражает своей красотой!
Несмотря на все неприятности в жизни, мир всё равно вертится. Планета совершает оборот за оборотом вокруг Солнца. И каждый раз я верю, что завтрашний день будет лучше предыдущего. Хоть порой кажется что люди делают все, чтобы усложнить себе жизнь. Но Господь поможет всем выбраться на твердую землю.

Мик поблагодарил высшие силы за сегодняшнее начало дня, поудобнее устроился на окне и заиграл снова.

0

3

Волтури шел по улице просто потому, что следовало уйти от этой молодой навязчивой особы. Яркость ее души и ее настроение вампира давно не впечатляли. Его по сути уже давно никто не впечатлял. Шаг, еще и еще один. Мужчина с удивлением понимал, что давно бесцельно не ходил по улицам. Любое его прежнее перемещение было непременно связано с необходимостью и никак иначе.
Улицы, чистые, спокойные, живущие собственной, не зависящей от него жизнью, казалось разглядывали его самого. Давно он выходил днем. Давно не вдыхал внутрь себя запахи дневной жизни, ее мимолетной суеты и легкости.
Поворот, новая вымощенная улочка тихо отзывалась на каждый его шаг. Маркус прислушивался к ощущениям. это происходило каждый раз, как его пытались "растормошить" домочадцы.
Вампир лениво размышлял над тем, Дора имеет полное право надуть сейчас свои очаровательные губки и злиться на него, старого и давно потерявшего желание жить.
Звуки флейты привлекли его внимание. Маркус не понимающе остановился. Музыка разливалась по округе, обволакивая собой всех и вся. Чарующие звуки проникали в самое закаменелое сердце. Несколько минут Вампир просто стоял, позволяя музыке и ветерку касаться собственного тела. Затем поднял голову и увидел владельца флейты.
Симпатичный молодой паренек, на вид лет двадцати, сидел на подоконнике и разливал по городу свою чувственную сказку.
Казалось, что-то внутри вампира разорвалось. что-то похожее на цветную хлопушку. Как-будто искры ощущений и эмоций пытались занять свое законное место в каменном сердце.
Маркус смотрел не отрываясь, совсем не заботясь о том, что это не корректно так пялиться на молодого незнакомого человека.
Он разглядывал каждую черточку на его лице, как будто печатлея его в памяти.

0

4

Микаэль играл, и казалось сам погружался в свою мелодию. Каждый короткий вдох и продолжительный выдох рождал все новые замысловатые звуки, наполненные невероятным смыслом, красотой и чарующей тайной, разгадать которую, было чертовски тяжело. Одна нога паренька свисала с внешней стороны окна, вторая, согнутая в колене, покоилась на подоконнике. Глаза, были закрыты, он целиком был в своем творении, каждой клеточкой, каждым движением губ.
Наконец, паренек открыл глаза. Люди, казалось, совершенно не замечали ярких цветов музыки, никто даже не пытался прислушаться, и получить удовольствие от завораживающих звуков. Каждый куда-то спешил, кто на работу, кто с работы, никому не было дела до пения флейты. Мику хотелось, чтобы хоть кто-нибудь остановился и вслушался, нет, здесь не шла речь о славе или благодарности, к тому же и то и другое тут же поставила бы музыканта в тупик стеснительности. Микаэль просто желал доставить людям наслаждение, которое испытывал сам, когда играл. Желал, чтобы хоть кто-то заметил красоту мира и окружающей действительности, а ведь музыка говорила именно об этом.
Паренек играл, отдавая себя целиком, заставляя флейту стать продолжением собственного тела. Окрашивая ноты в личные эмоции: восхищение, радость, нежность и, конечно же, любовь. И тут Микаэль ощутил на себе чей-то взгляд, парень проследил за ощущением и опустил глаза вниз. Восемью этажами ниже стоял молодой мужчина. Мик никогда не видел его, но то, что незнакомец явно слушает его музыку, отозвалось теплом на сердце, и единовременно, смутило флейтиста. Взор единственного слушателя был прямым и казалось, ничего не скрывал.
Музыкант еще немного побаловав слух незнакомца, убрал флейту от губ и чуть перегнувшись за окно, прокричал:
-Спасибо, что выслушали меня, сэр, для меня это очень важно, - голос молодой, но красивый.
Парень улыбнулся и спрыгнул в комнату. Пару секунд ушло на обдумывание ситуации.
Он один обратил на музыку внимание, может быть он тоже музыкант, или просто ценитель прекрасного...а я так некрасиво ушел, может пригласить его на чашку кофе, все таки нужно отблагодарить его за прослушивание...а если я его отвлек, - Мик закусил губу, - если я отвлек его, он откажется, надо пригласить его, а то действительно не хорошо вышло
Не прошло и минуты, как Микаэль вновь показался в окне.
Простите, сэр, - крикнул он незнакомцу, - Если я не отвлекаю вас от дел, я бы хотел поблагодарить вас, и если вы пьете кофе, я хотел бы, пригласить вас на кофе, - Мик говорил, переодически закусывая губу до крови, паренек очень нервничал, - только не подумайте ничего плохого, если вам нужно идти, я понимаю, и прошу прощения, сэр, что отвлек вас своим бездарством, - Парень всматривался в незнакомца и ожидал ответа.

Отредактировано Микаэль Уайт (2009-09-30 12:28:13)

0

5

-Спасибо, что выслушали меня, сэр, для меня это очень важно, - голос молодой, но красивый.
Парень улыбнулся и исчез за стенами здания. Странное очарование, навеянное музыкой так и не  спало с вампира. Он, смакуя ощущал, как давно забытые чувства, словно тягучим сладким киселем наполняют душу. Бессмертная душа трепыхалась, стараясь вобрать в себя как можно больше, стараясь получить тепло и нежность, которых так долго было лишено. Даже легкий ветерок, разгуливающий среди торопящихся лудей показался ему, лично ему приятным. Маркус даже с удивлением отметил, что мышцы на лице могут быть эластичными, более того, сейчас они упорно складывают некоторое подобие улыбки на закаменелой маске.
Не прошло и минуты, как Микаэль вновь показался в окне.
Простите, сэр, - крикнул он незнакомцу, - Если я не отвлекаю вас от дел, я бы хотел поблагодарить вас, и если вы пьете кофе, я хотел бы, пригласить вас на кофе, - Мик говорил, периодически закусывая губу до крови, паренек очень нервничал, - только не подумайте ничего плохого, если вам нужно идти, я понимаю, и прошу прощения, сэр, что отвлек вас своим бездарством, - Парень всматривался в незнакомца и ожидал ответа.
Улыбка на недавно каменном лице стала более живой и озарила красивую физиономию вампира. Казалось, несчастное сердце рвется наружу и пытается рваться туда, к молоденькому парнишке... который всего лишь сыграл на флейте, небрежно свесив одну ногу из окна общаги в обычный солнечный день.
Мужчина просто не узнавал себя. Странные оковы безысходности, наложенные им самим рассеивались как туман под лучами солнца.
Бездарность...Хм... Парень, ты даже не представляешь, насколько ты сейчас ошибся...Он такой обеспокоенный... Смотри-ка, даже румянец смущения...Как кисейная барышня в прошлые времена... Хотя, даже у них скромность была наигранной. А он, он настоящий.
Яркие глаза вампира казалось блеснули на фоне серого города. Вместо ответа мужчина просто повернул ко входу в общежитие и с будничным видом прошел мимо охранника.
Сеньор, куда вы?
В гости. Маркус с удивлением осознал новое звучание собственного голоса. В двух словах, поспешно брошенных охраннику он явно прочитал собственный восторг. Ответа седого мужчины вампир уже не слышал. Восемь этажей вверх и Волтури безошибочно постучал в нужную дверь.
Так как насчет кофе в компании благодарного слушателя? Маркус начал говорить даже не дождавшись, пока дверь комнаты распахнется, чтобы принять посетителя.
Хм... нетерпение. Странно, давно не замечал, что у меня могут быть эти эмоции... похоже на какую-то древнюю магию. Хотя, нет, это просто я хоронил себя раньше времени. Это все музыка... Подумать только всего лишь небольшая флейта в умелых руках.

0

6

Микаэль ждал ответа, но вместо этого незнакомый мужчина направился ко входу в общежитие. Паренек чуть больше высунулся в окно, стараясь подтвердить свои предположения, касательно конечной точки пути слушателя.
Видимо он решил на кричать посреди улицы...ой...правильно, это же не вежливо...какой я глупый
Мик вернулся в комнату. Нужно срочно поставить кофе. Парень бегом добрался до кофеварки и включил ее, предварительно забросив туда кофе и залив воду. Только Микаэль закончил приготовления, в дверь раздался стук. Сердце чуть не выпрыгнуло из груди, будущий студент снова закусил губу, направился к двери.
Так как насчет кофе в компании благодарного слушателя?
Раздалось из-за деревянной преграды, и паренек, уже не задумываясь распахнул ее. На пороге стоял тот самый молодой статный мужчина, который заинтересовался музыкой.
-Проходите, сэр, - Мик отошел в сторону, пропуская незнакомца в комнату, - Прошу вас, сейчас будет кофе, - парень закрыл за вошедшим дверь.
Кофеварка, как раз пикнула, сообщая о том, что кофе готов. Микаэль усадил мужчину за письменный стол и робко улыбнулся, слизнув алую бисеринку крови с нижней губы. Парень быстро принес две чашки, сахарницу и налил кофе. И только после этого Мик устроился на стуле напротив.
-Может быть вы любите сливки, простите, сэр, у меня их нет, но кофе сам по себе неплохой, я привез его из дома
Микаэль пододвинул чашку к незнакомцу. Руки студента слегка дрожали, парень то и дело, закусывал губу, по всей видимости он очень нервничал. Непослушные светлые пряди периодически падали на глаза юноши, он убирал их, проводя по лицу длинными аккуратными пальцами. Которые явно были созданы для музыканта. Также на столе, неподалеку, лежала та самая флейта, что и заманила Маркуса в столь скромное жилище.
Еще раз спасибо, сэр, я не думал, что кому-то интересна будет моя игра и..
Микаэль осекся, снова слизнул капельку крови и продолжил, повинно опустив глаза:
-Простите, сэр, я очень дотошный

0

7

-Проходите, сэр, -  Молодой человек явно волновался не на шутку, но его вежливость, даже галантность подкупали лучше любой красивой музыки. Маркус прошел внутрь и устроился на небольшом, дешевом, но вполне комфортабельном стуле.
Кофеварка, как раз пикнула, сообщая о том, что кофе готов. Микаэль робко улыбнулся, слизнув алую бисеринку крови с нижней губы. Волтури почти с вожделением наблюдал, как капелька живительной влаги исчезла за губами молодого человека. Парень быстро принес две чашки, сахарницу и налил кофе. И только после этого устроился на стуле напротив.
-Может быть вы любите сливки, простите, сэр, у меня их нет, но кофе сам по себе неплохой, я привез его из дома

Маркус. Меня так зовут. Вампир обаятельно улыбнулся, давая понять собеседнику, что он тут "свой" и не стоит так сильно волноваться.
Мик пододвинул чашку гостю. Руки студента слегка дрожали, парень то и дело, закусывал губу, по всей видимости очень нервничая. Непослушные светлые пряди периодически падали на глаза юноши, он убирал их, проводя по лицу длинными аккуратными пальцами. Которые явно были созданы для музыканта. Также на столе, неподалеку, лежала та самая флейта, что и заманила Маркуса в столь скромное жилище.
- Кофе я пью черный, без сахара. Это заставляет вкусовые рецепторы ощущать полноту вкуса. Почти как с музыкой - каждый инструмент раскрывается в одиночестве, в сплетении звуков сложно разобрать его истинную красоту. Мужчина ловил взглядом каждый жест, все еще сохраняя внешнее дружелюбие, пытаясь расслабить парнишку. Ощущение свежей ранки на губах хозяина комнаты будоражило кровь, разливаясь по телу огненным запалом и все же... Волтури ловил себя на мысли, что этот чистый юноша не просто хороший завтрак.... Волтури уже, хоть и совсем не ясно, вырисовывал для молодого музыканта совсем другую судьбу.
Еще раз спасибо, сэр, я не думал, что кому-то интересна будет моя игра и..
Микаэль осекся, снова слизнул капельку крови и продолжил, повинно опустив глаза:
-Простите, сэр, я очень дотошный.
- Маркус. Ничуть. Мне нравится, что ты не откладываешь свои вопросы в долгий ящик. Твой талант - это прекрасный дар, им следует гордиться, а не смущаться вспоминая о нем. Просто люди иногда перестают замечать все то, что их окружает. Солнце, согревающее их лучами, ветер, играющий прядями волос и полами их одежды, зеленую листву, шелестящую свои прекрасные песни. Даже пение птиц тонет в гуле машин. Суета поглощает все прекрасное и не дает возможности отдышаться и оглядеться вокруг.
Маркус аккуратно сделал глоток черного кофе, давая юноше осмыслить услышанное.
Могу ли я воспользовавшись гостеприимством проявить собственную наглость и поинтересоваться именем музыканта, который пленил меня волшебными переливами эмоций своей флейты? Вампир в очередной раз мысленно почти облизывался, наблюдая как следующая капля крови растворялась на языке юноши. Завораживающее зрелище длилось менее секунды, но в мыслях вампира оно повторялось вновь и вновь. Будоража, заставляя фантазировать. Он снова улыбнулся, обезоруживая хозяина комнаты своей наглостью и добродушием одновременно. Со стороны казалось, что Волтури старается помочь музыкканту наладить контакт с внешним миром, столь жестоким и несправедливым к юному дарованию.

Отредактировано Маркус Волтури (2009-10-01 23:26:25)

0

8

Микаэль слушал нового знакомого с интересом, каждая фраза запечатлевалась в память. Каждый довод, произнесенный Маркусом, по мнению Мика не мог быть оспорен или изменен. Даже насчет своего таланта, паренек согласился, хотя никогда не читал, что его умения, чем то отличаются от умений каких-то еще музыкантов. Мужчина, не смотря на достаточно молодую внешность, казался Микаэлю очень мудрым и чертовски знающим жизнь человеком. Каждое предложение, слетающие с его уст, являлось твердой аксиомой и парень верил в сказанное, как в какое-то необъяснимое чудо. Хотя произнесенное было очевидным, он сам множество раз задумывался об этом, но безумное течение жизни не давало проникнуться мыслями досконально. А сейчас все было так легко и просто, что это даже поражало.
Маркус...какое редкое и красивое имя, и оно настолько сочетается с содержанием
Улыбка гостя располагала к доверию и невольно заставляла расслабляться. В глазах студента был открытый человек, который не скрывал ничего, с которым можно было чувствовать себя комфортно и уютно, который знал толк в словах, возможно с которым можно было бы говорить на те темы, которые были закрыты с другими. Музыка, живопись, кино, проза, поэзия...сейчас Микаэлю казалось, что затронь он любую из сфер искусства, Маркус тут же подхватит и разовьет мысль. Представились долгие разговоры, такие, каких всегда не хватало Мику, такие, о которых можно было только грезить, которые можно было только желать...
И почему я так думаю...я ведь знаю этого человека всего несколько минут...
Паренек никогда не ощущал ничего подобного, если раньше и встречались люди, с которыми ему доводилось пить кофе и просто разговаривать, то это была либо мать, которая выдвигала план жизни Мика на ближайшие лет десять, или отец, который даже пары слов цивилизованно связать не мог. Если это были какие-то знакомые из школы, то все кофепитие заканчивалось в лучшем случае одиночеством в худшем дракой. Ну а про институт и говорить не приходилось, там Мика еще первого курса приплели к сексуальным меньшинствам, хотя он к ним и не относился. Да и относились скажем, нетерпимо. Поэтому то, что Маркус был здесь и вел себя столь галантно, уже очаровывало Микаэля.
Могу ли я воспользовавшись гостеприимством проявить собственную наглость и поинтересоваться именем музыканта, который пленил меня волшебными переливами эмоций своей флейты?
Микаэль то и дело невольно заливался румянцем от комплиментов нового знакомого. Никто и никогда не говорил ему ничего подобного. Да и само построение фраз зачаровывало молодого человека, Мик никогда не предполагал, что может услышать подобные речевые обороты, не в исторических фильмах, а в реальности, да еще и по отношению к себе. И вообще, гость с каждым отрезком времени все больше удивлял и заинтересовывал собой. Своим поразительным отличием от плотной серой стадной массы, своей необычайной глубиной и какой-то удивительной тайной, которую пока Микаэль разгадать не мог.
Какой же я не вежливый, я даже не представился, - паренек мысленно хлопнул себя по лбу.
Простите, сэр, - он на мгновение замолк и продолжил сжимая в ладонях чашку, - Маркус, я совершенно забыл представиться, это было не вежливо с моей стороны.
Мальчишка наконец отпустил сосуд с кофе, встал из-за стола, обогнул его,  подошел к сидящему мужчине, протянул ему руку, и со смущенной улыбкой произнес:
-Меня зовут Микаэль, Микаэль Уайт

Отредактировано Микаэль Уайт (2009-10-02 15:34:23)

0

9

Простите, сэр, - Микаэль на мгновение замолк и продолжил сжимая в ладонях чашку,
- Маркус, я совершенно забыл представиться, это было не вежливо с моей стороны. Последняя капля очарования, распространяемая смертным молодым человеком переполнила сосуд ожиданий Волтури. Маркус внутренне ликовал.
Вот... Я понял, почему он мне так нужен... он, как глоток воздуха в глубене, он дуновение ветерка в жаркую погоду и глоток воды в мертвой пустыне. Такой юный, такой чистый....
Мальчишка наконец отпустил сосуд с кофе, встал из-за стола, обогнул его,  подошел к сидящему мужчине, протянул ему руку, и со смущенной улыбкой произнес:
-Меня зовут Микаэль, Микаэль Уайт. Музыкант снова залился ярким румянцем.
Микаэль, словно мурлыча про себя повторил Маркус. Ми-ка-эль. Мир разорвался на мириады осколков. Ярких и пестрых. Каждый из этих маленьких лоскутков цвета являл собой полноценный мирок, Но вскоре они все заново смешались в полноцветный коктейль из ощущений и эмоций. Один огромный мир, которых скрывался здесь, в полушаге. В голове вампира уже складывались долгие часы, проводимые в компании молодого человека, доверительные беседы, перетекающие с темы на тему, полные нежности и искренности по отношению к собеседнику. Волтури и в голову не приходило обратить парня, но и раскрывать собственный маскарад он тоже не спешил. Маркус ни на секунду не задумался над тем, как мальчик, совсем еще юный и ранимый музыкант может отреагировать на ту правду, которую знают отнюдь не многие.
-Ну что ты... это я сбил тебя с толку собственной наглостью. Но поверь мне, я редко позволяю себе заглядывать в гости, тем более к тем, кого вижу впервые. Это все музыка. Маркус снова обаятельно улыбнулся. В комнате сразу стало как-то легче дышать. казалось, что воздух стал кристально чистым и свежим, как после летней грозы.
Приятно познакомится. Тем более, что мне всегда нравилась музыка, но как-то не получилось стать музыкантом. Говорят, воспроизводящего слуха не хватает. - Вампир постепенно выводил парня на разговор по душам, понимая, что иначе повиснет угнетающая тишина. Микаэлю было явно сложно общаться с малознакомыми людьми, да и вообще, парень скорее являлся человеком романтичного склада и любое общение ставило его в сложное положение из-за природной стеснительности. А Вампиру этого самого общения как раз чертовски не хватало.

Отредактировано Маркус Волтури (2009-10-03 22:46:42)

0

10

Вслед за улыбкой гостя, улыбнулся и временный хозяин комнаты, которая будто-бы потеряла границы и углы, как будто-бы стала больше и чище. Мик совершенно не понимал, как все это происходит, но разбираться в этом совершенно не хотелось. Он решил принимать все так, как оно есть, к тому же все это было приятно.
-Ну что ты... это я сбил тебя с толку собственной наглостью. Но поверь мне, я редко позволяю себе заглядывать в гости, тем более к тем, кого вижу впервые. Это все музыка.
Мик снова сел на свое место, напротив Маркуса. Он даже взял в руки флейту и перебирал по ней пальцами, словно по живому существу, будто поглаживая.
-Нет, нет, - поспешил заверить Мик гостя, - Вы совершенно ни в чем не виноваты, а музыка, - и снова тонкие пальцы коснулись металла флейты, нежно и ласково, - Мне просто захотелось сказать миру спасибо за такой хороший день, за то, что я добрался сюда, хотел, чтобы люди хоть на мгновение отвлеклись от своих повседневных тяжб и хоть чуть-чуть отдохнули, - он говорил с таким вдохновением, что  его невероятные для обычного человека слова восторга миром, казались совершенно реальными. Глаза паренька горели, он говорил чуть подавшись вперед, навстречу Мариусу, будто стараясь донести ему ту информацию, которая родилась в светлой голове.
Я очень рад, что вы откликнулись на призыв...ой...что я такое говорю, простите, я не то имел в виду, простите, Маркус, - мальчишка провел ладонью по лицу, собирая разрозненные мысли в кучу.
Мне всегда нравилась музыка, но как-то не получилось стать музыкантом. Говорят, воспроизводящего слуха не хватает. -
Микаэль серьезно взглянул на молодого мужчину. Флейта легла на стол и Мик, закусив губу, тихо произнес:
Интересно, кто сказал ему такое?
-Вполне возможно, Маркус, у вас были плохие учителя, талант нельзя забивать, а они несомненно сделали это с вами. Если вам всегда нравилась музыка, это уже говорит о многом, человеческая природа настолько уникальна, что может развиться на невероятные высоты, но самое главное желание, а оно у вас присутствует. Мне кажется, вы с легкостью начнете играть, я думаю искусство у вас в крови и...
Микаэль снова осекся и уже виновато взглянул на гостя.
Простите, я кажеться слишком много болтаю...просто...просто я давно не чувствовал себя так свободно, мне кажется, я знаю вас целую вечность
Мик слегка покраснел и взял флейту в руки.

Отредактировано Микаэль Уайт (2009-10-03 23:22:06)

0

11

Вполне возможно, Маркус, у вас были плохие учителя, талант нельзя забивать, а они несомненно сделали это с вами.
Боже, какой же ты наивный... Если бы мне это было действительно нужно, у меня было время для того, чтобы достигнуть совершенства даже абсолютно не имея слуха. Просто стать виртуозным техником... Тебе не понятьтого, каково это иметь вечность на существование, ты не знаешь того, как становятся похожи дни, как они сливаются в целые годы одиночества, когда ни музыка, ни поэзия не имеют значения, по сравнению с собственным одиночеством. Когда некому делить с тобой эту самую вечность
... я думаю, искусство у вас в крови и...
Микаэль снова осекся и уже виновато взглянул на гостя. Легкая грусть, на мгновение окутавшая взгляд Волтури развеялась без следа. Один лишь взгляд наивного мальчишки заставлял его волноваться, чувствовать и желать большего.
Простите, я, кажется, слишком много болтаю...просто...просто я давно не чувствовал себя так свободно, мне кажется, я знаю вас целую вечность
Маркус чуть не подавился глотком темной жидкости, которая носила гордое название "кофе". Подавив в себе желание избавиться от пьянящего ароматом глотка, Маркус медленно вдохнул.
Кажется, что ты каким-то образом ловишь мои собственные мысли и продолжаешь их... забавно, но факт. Я рад, что нашел тебя...
Мик слегка покраснел и взял флейту в руки. Мужчина улыбнулся, показывая своим видом, что его ничуть не смущает болтовня нового знакомца.
Разве это плохо быть свободным и вольным размышлять? Микаэль, не оправдывайся. Тебе же нравится, поймай этот почти неуловимый ветер, который ты создал сам. Ощути его полностью, каждой клеточкой. Ведь это и есть музыка, та, которая зачастую скрывается за нотами, та, которую не возможно уловить ушами. Она воспринимается только сердцем, только его потаенными желаниями можно распознать музыку свободы.
Волтури сделал очередной глоток горячего адреналина. В его глазах впервые за долгое время появились маленькие смешинки-чертики, делающие лицо вампира невероятно живым и еще более притягательным. Так Маркус выглядел только рядом с ней, только ради нее. И вот сейчас... сейчас вампир сам поймал ветер свободы за самый хвост.

0

12

Микаэль слушал гостя все больше раскрепощаясь, границы пали и ничто теперь не препятствовало ветру свободы, о котором говорил Маркус. Краски мира становились еще более яркими, чем когда либо. Вселенная расцветала, открывая полноценную весну. Весну в душе и сердце.
А ведь я всегда хотел быть свободным, но постоянно что-то мешало, всегда хотел ощутить ветер кожей, вдохнуть его, насладиться полетом, просто отрешиться от всех проблем и оттолкнувшись от земли, взмыть в воздух, расправить крылья и...
Паренек улыбнулся Маркусу открыто и обаятельно. Он приложил флейту к губам и заиграл.
Звук, по началу еле слышный, становился всё отчётливей. Мелодия лилась сплошным потоком, водопадом кристально- чистой воды, который, зародившись из ручейка, набирает силу, и вот уже несётся, срываясь с отвесного утёса, смывая тьму и разгоняя мрак одиночества. И от кружевного водоворота мелодии в душе рождалось что-то светлое, словно из-за серой тучи вдруг показалась ослепительной красоты звезда.
Казалось мелодия подошла к своему концу, но мальчишка поднял глаза на Маркуса. Во взгляде гостя зарождалась жизнь, просыпалось все давно потерянное и забытое, юноше хотелось поддержать это настроение.  И Микаэль, притянув одну ногу к себе, продолжил с новым вздохом.
Тон музыки преобразился и немного притих.
Мелодия изменилась на более протяжную и, с первого взгляда, немного печальную. Однако она, усыпляя разум, будила сердце, слух, глаза, все чувства единовременно. Она, как горный ручей, вилась меж ножек стола и стульев, ныряла по кровать и вылетала оттуда эхом, а натыкаясь на преграду, разрывалась на тысячи переливов.
Мир потерял рамки, как в самом волшебном сне, как в самой старой и давно забытой сказке из детских невинных грёз. Здесь не было ничего, кроме ощущения свободы такой таинственной и завораживающей. В приоткрытое окно ворвался порыв ветра, а за ним, будто за компанию еще один. Ветер трепал золотистые, как спелая пшеница, волосы Мика, развевал занавеску, окончательно распахнув створки окна, а он всё играл. Играл! Играл… Он сам был властелином звука и рабом музыки. Он был весь в её власти. Он жил ею. Но теперь он дарил ее ему.
Мелодия лилась из глубины его души тихо, нежно, лаская слух. Он весь растворялся в невидимых нотах, и приоткрытые глаза его светились тихой радостью.
Микаэль чуть наклонил голову. Комнаты будто бы не существовало, остались лишь двое, для которых не было больше границ. Гамма давно забытых эмоций и ощущений наполняли каждого из них до предела. 
Музыка струилась,  тихая и холодная,  как лунный свет,  то замирая на низкой ноте,  то  призывно взлетая и  рассыпаясь легкой  трелью.  Звуки  сталкивались,
кружились,  сбегали вниз, и снова воспаряли над грешной землей, поднимая слушателя за собой. Умирали, чтобы воскреснуть и воскресали, чтобы умереть. Вдох и...
Мелодия смолкла, на миг наступила тишина, а затем резко — даже болезненно — все звуки разом вернулись. Шум засыпающего города, грохот рока, с нижних этажей, крики чьих-то ссор...
Микаэль снова вернул флейту на стол и улыбнулся Маркусу. Музыка родилась в голове паренька совершенно случайно, так подействовали слова гостя и его взгляд. Паренек глотнул из своей чашки уже порядком остывший кофе и задумавшись произнес:
-Знаете, в детстве, я читал книгу, про карлсона., - он устремил взгляд в темнеющее небо, - И мне всегда хотелось погулять по крышам, - мечтательный тон сменился доброй усмешкой, - о чем только не мечтается, в детстве, - Мик снова глотнул кофе.

Отредактировано Микаэль Уайт (2009-10-06 16:25:19)

0

13

Музыка лилась из флейты словно горный ручей вырывался из темницы камней и распространялась по комнате волнами чувственного очищения, словно ангелы, сошедшие на землю,  пели свои чудесные песни, даруя всепрощение. Маркус наслаждался звуками, впитывая их в себя.  Нет границ, нет запретов, ничего. Нет суеты и вранья - истина вокруг.
Волтури становился похож на сгусток ощущений, полностью забывая о том, кто он и для чего здесь, хотя, по большому счету он и сам для себя не решил, для чего именно.
Мелодия смолкла, на миг наступила тишина, а затем резко — даже болезненно — все звуки разом вернулись. Вампир вздрогнул. Шум засыпающего города, грохот рока, с нижних этажей, крики чьих-то ссор... Грязные волны будней нахлынули и разрушили остатки мечты, которая еще несколько минут назад казалась реальной и даже осязаемой.
Микаэль снова вернул флейту на стол и улыбнулся Маркусу. Паренек глотнул из своей чашки уже порядком остывший кофе и задумавшись произнес:
-Знаете, в детстве, я читал книгу, про Карлсона., - он устремил взгляд в темнеющее небо. Оцепенение, вызванное нахлынувшим бытом спало от звуков его голоса. Вампир почти виновато улыбнулся и посмотрел прямо в глаза своему собеседнику.
И мне всегда хотелось погулять по крышам, - мечтательный тон сменился доброй усмешкой, - о чем только не мечтается, в детстве.
Мик снова глотнул кофе.  Безумная идея уже родилась в голове Волтури. Мужчина просто протянул руку своему новому, возможно единственному на земле другу, открытой ладонью.
И что же тебе мешает? - в его глазах читалось счастье. Пойдем! Я тоже люблю гулять по крышам.
Маркус встал и потянул паренька за собой не дожидаясь ответа.
Лестница, еще одна, вход на чердак. Волтури чувствовал себя почти мальчишкой. Он легко толкнул дверь на крышу и поманил за собой паренька. Грохот открывающейся дверцы разогнал кошек, которые старательно готовились к очередному ночному концерту.
В небе, на темном полотне спускающейся ночи, как по волшебству, одна за другой расцветали звезды. Маркус вдохнул полной грудью и заговорщически улыбнулся, подводя Мика к самому краю крыши.
Звездное покрывало уже объяло весь город. Свет в домах гас, каждый стремился по быстрее окунуться в объятья Морфея, чтобы утром снова поспешить серость будней.
Позволив Микаэлю вдохнуть в себя сказку ночи, Маркус обхватил его рукой за талию и на мгновение, всего на одно прижал к себе. Этого мгновения хватило вампиру для того, чтобы легко оторваться от крыши и совершить прыжок на соседнюю. Объятия разжались, давая пареньку возможность насладиться ощущением.
Вампир улыбался. Это всего лишь ветер, ветер свободы....

0

14

Мальчишка шел за новым другом, словно зачарованный, словно мотылек, стремящийся к свету. Лестница, еще, еще и, наконец, крыша. Микаэль вдохнул полной грудью. Сегодняшний день преподносил сюрприз за сюрпризом и по праву, выходил в разряд самых счастливых в жизни. Маркус подвел юношу к самому краю. Мик, расширенными глазами, оглядывал все великолепие засыпающего города. Гаснущие огни на земле и зажигающиеся на небесах. Погибающий день и расцветающая ночь. Микаэль даже не знал, что сказать. Зрелище завораживало и не думало отпускать взгляд. Опускающаяся ночь пахла свежестью, молодой зеленью. Сейчас Мику казалось, что он стоит на пороге Весны, что происходит перерождение его самого, вместе со всей природой.
-Маркус, это....
Паренек не успел договорить слова благодарности, как почувствовал объятия и ноги сами потеряли твердую поверхность... Мик чуть не задохнулся от восторга, хоть прыжок продолжался всего долю секунды, для юноши он длился, словно в замедленной съемке. Глаза Микаэля были широко распахнуты, рот чуть приоткрыт. Парень даже сам не понял, что его отпустили и они находятся уже на соседней крыше.
Прыжок...нет, полет... Да, он, пожалуй будет помнить эти мгновения вечно. Его след навсегда останется с ветром. Маркус... Он появился из ниоткуда, но Мику сразу показалось, что они знакомы вечность, разве только это не чудо, а сейчас этот мужчина подарил настоящее волшебство - истинную свободу. Краткий полет, но не это ли счастье для человека. Возможность оторваться от приковавшей его земли?
Улыбки, образы, лица, голос и прекрасная невесомость секундного полета - это был Он. Касания необычного человека, его ровное дыхание, спокойный взгляд внимательных темных глаз, волосы, с которыми постоянно играл ветерок - таким он решил запомнить его на всю жизнь. Ведь, как говориться, все может оказаться всего лишь сказкой, которая растает утром. Но Мик не хотел верить в это. У Маркуса были необычные руки - сильные и нежные одновременно. Мику казалось, что он до сих пор ощущает их прикосновение.
Паренек широко улыбался и казалось не дышал.

0

15

Мечты для того и существуют, чтобы их исполнять. Маркус смотрел куда-то вдаль, поверх домов, поверх всех живущих на земле. Темные волосы трепал незадачливый ветерок, ночь обнимала мужчину своими нежными холодными руками, увлекая податливое тело в темноту, раскрашенную звездами. Голос вампира был тих и почти нежен.
Запомни, Микаэль. Мечты Вершителей сбываются рано или поздно, так или иначе. А ты - ты и есть вершитель, в твоих руках создание мира. Главное, захочешь ли ты его создать. Взгляд Волтури стал еще выразительнее под покровом матушки-ночи, цвет стал ярче и насыщеннее.
Маркус улыбался своему внутреннему счастью. То, что он сейчас сообщил молодому человеку - всего лишь цитата из одной русской книги, но вампир прочитал в этих словах истину и не мог не поделиться ей со своим знакомым. Еще один вдох и мужчина снова легко подхватил юношу за талию и так же бесшумно преодолел еще несколько крыш, делая небольшой круг над уже спящим городом, но вместо последнего прыжка на крышу общежития, он прыгнул немного иначе и два стройных тела приземлились на подоконник комнаты Микаэля.
Я никогда не был Карлосоном, но... тебе же понравилось, да? В голосе не было ни усталости, ни одышки. Просто легкая радость от необычной прогулки. Волтури даже забыл, что объятия пора бы разжать. Он просто стоял на подоконнике, ничуть не заботясь о поддержании равновесия и легко прижимал к себе податливое юное тело.

0

16

В наше время очень трудно верить в чудеса. В самом деле, как можно представить себе что-нибудь необычное и невероятное, когда каждое природное явление легко объясняется с помощью науки, почти каждый человеческий поступок совершается под действием экономической рациональности, а улыбки фальшивы и редки?
Все считают, что в этом мире даже самому ничтожному желаньицу, казалось бы, не суждено сбыться без титанических усилий. Но Микаэль перескакивал с крыши на крышу, поддерживаемый новым знакомым. Это путешествие было лишено всяческих законов физики и воображения, всех рамок и предположений. Сильные руки Маркуса прижимали хрупкое тело Мика к себе. Парнишка, с каждым прыжком затаивал дыхание и утыкался носом в шею человека, подарившего ему мечту.  Легкость и простота происходящего невероятно сочетались с невозможностью всего этого. Шелк рубашки нового знакомого приятно и успокаивающе ласкал кожу. Микаэль не помнил, когда он чувствовал что-то похожее, даже в детстве… Лишь когда он был совсем маленьким, и отец перебирал его волосы, стараясь расслабиться, забыть на время о своих проблемах и тревогах, тогда Мик чувствовал тепло и защищенность, любовь...
Слова Маркуса будоражили далеко спящую гордость, ту самую, которая дает нам наглость сделать шаг вперед, а на подобное Мик редко решался. Прыжок еще, еще. Паренек прижимался к мужчине, то зажмуриваясь, то снова распахивая глаза, боясь пропустить что-то интересное и захватывающее. Хотя само по себе путешествие по крышам, уже было невероятным. В очередной момент Мик задумался. Каждый человек имел какой-то определенный запах. Его отец пах табаком и черным кофе, профессор воском и каким-то терпким травяным ароматом, мать французскими духами и бисквитом, который она так любила.  А от Маркуса пахло по особенному. Здесь было и очарование ночи и свежесть легкого ветра, и притягательность тайны, и доля опасности, которая не только не отталкивала, а даже наоборот. Горячее дыхание касалось кожи Маркуса, Мик улыбался. Казалось мир исчез и был лишь полет, грациозный полет который никто был не в силах прервать. Микаэль потерялся в буре ощущений.   
В начале был голос. Ее голос. Его голос. Единственное, что было дано в задаче, где все остальные неизвестные, единственная точка отсчета в системе координат.
Я никогда не был Карлосоном, но... тебе же понравилось, да?
В глазах Мика плескалось столько эмоций, что ему не нужно было слушать ответ. Мальчишка поднял глаза на Маркуса. В них читалось все, что испытывал Микаэль.
-Это, это было невообразимо... , - чуть заикаясь произнес паренек, - К-кофе? Вы...ты...Маркус будешь кофе?
Если бы кто-то увидел их со стороны, то не мог бы оторваться от просмотра: зрелище притягивало своей естественной неестественностью. Две красивые фигуры, стоящие в объятиях друг друга, на высоте 8 этажа...

0

17

Посты перенесены и продолжены на http://twilight.mybb.ru

0


Вы здесь » Life in Twilight {Vita nel crepuscolo} » Вольтера » Общежитие рядом с консерваторией